Причуды московской зимней погоды…

Причуды московской зимней погоды...

Днём выходишь на парковку и не узнаёшь машины. Не машины — айсберги. С 2-4 см. слоем льда поверх железки. Поверх льда и железки с монотонным «тук-тук-тук» ползают дятлами водятлы — лёд клюют. Но поскольку никто краску повредить не хочет — клюётся плохо…

Подошёл к своей «примере», клинкнул радиоключём, потянул дверь на себя — а фигушки. Только когда кулаком куда-то в район дверного замка бахнул, терем отворился и впустил добрага моладца унутрь…


Причуды московской зимней погоды...

Днём выходишь на парковку и не узнаёшь машины. Не машины — айсберги. С 2-4 см. слоем льда поверх железки. Поверх льда и железки с монотонным «тук-тук-тук» ползают дятлами водятлы — лёд клюют. Но поскольку никто краску повредить не хочет — клюётся плохо…

Подошёл к своей «примере», клинкнул радиоключём, потянул дверь на себя — а фигушки. Только когда кулаком куда-то в район дверного замка бахнул, терем отворился и впустил добрага моладца унутрь…
Уселся я, значицо, унутре айсберга, закурил трубку, завёл двигло, врубил отопление на полную и принялся слушать авторадио. Сообщения о ДТП и пробках классно расслабляют, между нами говоря. Когда самому вот прям сейчас ехать никуда не надо. 🙂

Минут через десять решил, что пора. Давлю на кнопку стеклоподъёмника. Нагревшееся и отклеившееся от ледяного покрытия стекло плавно уходит вниз, являя взору своего дублёра — застывшую и идеально ровную ледяную корку толщиной аккурат с дверное стекло. И фактуры почти такой же…
Неожиданно для самого себя кричу «кия!» и молодецким ударом локтя изнутри машины выношу лёд из оконного проёма нах. Тот дробится на десятки толстеньких, аккуратненьких осколков (по виду — чисто стеклянных) и с совершенно стеклянным перезвоном осыпается вниз.
Выглядываю наружу и встречаюсь с обуевшими глазами какой-то тётки. Та судорожно сглатывает, потом в лёгком шоке спрашивает: «И не жалко тебе?»
— Чего не жалко? — не понимаю я.
— Машину свою портить. Стекло у ей вышибать?!

Пришлось объяснять, что это не стекло, а лёд. Тётка не поверила, пока осколки в руках не подержала… 😉

Освободив таким макаром пару боковых стёкол и свезя посредством скребка с лобовухи ещё килограммов пять подтаявшей снизу ледяной массы, покатил на мойку. Где, собстна, расправа со льдом окончательно завершилась за 5 минут и 250 рэ.

Заодно, хе-х, и машинку помыл.

Вернулся во двор под непрекращающийся перестук соседей-водятлов, взялся за наш «самурай» (ежели кто не в теме, это наше семейное прозвище «мицухи-спейсранера»). Разблокировал двери из-под вечной мерзлоты, со смаком уселся, крутанул ключ. Зажигание закудахтало… На чём всё и завершилось. Заводиться «самурай» при повышенной влажности привычно отказался.

Бля.

Поменял свечи — тот же результат.

Таааак… А в среду, меж тем, «самурай» Жене будет нужен до зарезу. И, шо характерно, на ходу.
В общем, после некоторых размышлений, решил завтра поменять провода высокого напряжения. Не заведётся — придётся завтра кипятком отливать стёкла, цеплять «самурай» за ноздрю к «ниссану» и волочь в сервис. Отак. 🙁

Самое обидное, вчера Маришка на «мицухе» весь день рассекала вообще без проблем. Машина заводилась с пол пинка.

С другой стороны у знакомых обледеневшее дерево на обледеневший джип йопнулось — вот это, да. Бяда.
P.S. На часах — 22:30, а дробный перестук на парковке всё не утихает…

Отакая дятловая московская зима у нас нонеча выдалась.

Добавить комментарий